Top.Mail.Ru
18 апреля 2024

«На нас рассчитывают». Большое интервью с CAE-разработчиком НТЦ «АПМ»

 

function t_menuburger_init(recid) {
var rec = document.querySelector(‘#rec’ + recid);
if (!rec) return;
var burger = rec.querySelector(‘.t-menuburger’);
if (!burger) return;
var isSecondStyle = burger.classList.contains(‘t-menuburger_second’);
if (isSecondStyle && !window.isMobile && !(‘ontouchend’ in document)) {
burger.addEventListener(‘mouseenter’, function() {
if (burger.classList.contains(‘t-menuburger-opened’)) return;
burger.classList.remove(‘t-menuburger-unhovered’);
burger.classList.add(‘t-menuburger-hovered’);
});
burger.addEventListener(‘mouseleave’, function() {
if (burger.classList.contains(‘t-menuburger-opened’)) return;
burger.classList.remove(‘t-menuburger-hovered’);
burger.classList.add(‘t-menuburger-unhovered’);
setTimeout(function() {
burger.classList.remove(‘t-menuburger-unhovered’);
}, 300);
});
}
burger.addEventListener(‘click’, function() {
if (!burger.closest(‘.tmenu-mobile’) &&
!burger.closest(‘.t450__burger_container’) &&
!burger.closest(‘.t466__container’) &&
!burger.closest(‘.t204__burger’) &&
!burger.closest(‘.t199__js__menu-toggler’)) {
burger.classList.toggle(‘t-menuburger-opened’);
burger.classList.remove(‘t-menuburger-unhovered’);
}
});
var menu = rec.querySelector(‘[data-menu=»yes»]’);
if (!menu) return;
var menuLinks = menu.querySelectorAll(‘.t-menu__link-item’);
var submenuClassList = [‘t978__menu-link_hook’, ‘t978__tm-link’, ‘t966__tm-link’, ‘t794__tm-link’, ‘t-menusub__target-link’];
Array.prototype.forEach.call(menuLinks, function (link) {
link.addEventListener(‘click’, function () {
var isSubmenuHook = submenuClassList.some(function (submenuClass) {
return link.classList.contains(submenuClass);
});
if (isSubmenuHook) return;
burger.classList.remove(‘t-menuburger-opened’);
});
});
menu.addEventListener(‘clickedAnchorInTooltipMenu’, function () {
burger.classList.remove(‘t-menuburger-opened’);
});
}
t_onReady(function() {
t_onFuncLoad(‘t_menuburger_init’, function(){t_menuburger_init(‘735650296’);});
});.t-menuburger {
position: relative;
flex-shrink: 0;
width: 28px;
height: 20px;
padding: 0;
border: none;
background-color: transparent;
outline: none;
-webkit-transform: rotate(0deg);
transform: rotate(0deg);
transition: transform .5s ease-in-out;
cursor: pointer;
z-index: 999;
}
/*—menu burger lines—*/
.t-menuburger span {
display: block;
position: absolute;
width: 100%;
opacity: 1;
left: 0;
-webkit-transform: rotate(0deg);
transform: rotate(0deg);
transition: .25s ease-in-out;
height: 3px;
background-color: #000;
}
.t-menuburger span:nth-child(1) {
top: 0px;
}
.t-menuburger span:nth-child(2),
.t-menuburger span:nth-child(3) {
top: 8px;
}
.t-menuburger span:nth-child(4) {
top: 16px;
}
/*menu burger big*/
.t-menuburger__big {
width: 42px;
height: 32px;
}
.t-menuburger__big span {
height: 5px;
}
.t-menuburger__big span:nth-child(2),
.t-menuburger__big span:nth-child(3) {
top: 13px;
}
.t-menuburger__big span:nth-child(4) {
top: 26px;
}
/*menu burger small*/
.t-menuburger__small {
width: 22px;
height: 14px;
}
.t-menuburger__small span {
height: 2px;
}
.t-menuburger__small span:nth-child(2),
.t-menuburger__small span:nth-child(3) {
top: 6px;
}
.t-menuburger__small span:nth-child(4) {
top: 12px;
}
/*menu burger opened*/
.t-menuburger-opened span:nth-child(1) {
top: 8px;
width: 0%;
left: 50%;
}
.t-menuburger-opened span:nth-child(2) {
-webkit-transform: rotate(45deg);
transform: rotate(45deg);
}
.t-menuburger-opened span:nth-child(3) {
-webkit-transform: rotate(-45deg);
transform: rotate(-45deg);
}
.t-menuburger-opened span:nth-child(4) {
top: 8px;
width: 0%;
left: 50%;
}
.t-menuburger-opened.t-menuburger__big span:nth-child(1) {
top: 6px;
}
.t-menuburger-opened.t-menuburger__big span:nth-child(4) {
top: 18px;
}
.t-menuburger-opened.t-menuburger__small span:nth-child(1),
.t-menuburger-opened.t-menuburger__small span:nth-child(4) {
top: 6px;
}
/*—menu burger first style—*/
@media (hover), (min-width:0) {
.t-menuburger_first:hover span:nth-child(1) {
transform: translateY(1px);
}
.t-menuburger_first:hover span:nth-child(4) {
transform: translateY(-1px);
}
.t-menuburger_first.t-menuburger__big:hover span:nth-child(1) {
transform: translateY(3px);
}
.t-menuburger_first.t-menuburger__big:hover span:nth-child(4) {
transform: translateY(-3px);
}
}
/*—menu burger second style—*/
.t-menuburger_second span:nth-child(2),
.t-menuburger_second span:nth-child(3) {
width: 80%;
left: 20%;
right: 0;
}
@media (hover), (min-width:0) {
.t-menuburger_second.t-menuburger-hovered span:nth-child(2),
.t-menuburger_second.t-menuburger-hovered span:nth-child(3) {
animation: t-menuburger-anim 0.3s ease-out normal forwards;
}
.t-menuburger_second.t-menuburger-unhovered span:nth-child(2),
.t-menuburger_second.t-menuburger-unhovered span:nth-child(3) {
animation: t-menuburger-anim2 0.3s ease-out normal forwards;
}
}
.t-menuburger_second.t-menuburger-opened span:nth-child(2),
.t-menuburger_second.t-menuburger-opened span:nth-child(3){
left: 0;
right: 0;
width: 100%!important;
}
/*—menu burger third style—*/
.t-menuburger_third span:nth-child(4) {
width: 70%;
left: unset;
right: 0;
}
@media (hover), (min-width:0) {
.t-menuburger_third:not(.t-menuburger-opened):hover span:nth-child(4) {
width: 100%;
}
}
.t-menuburger_third.t-menuburger-opened span:nth-child(4) {
width: 0!important;
right: 50%;
}
/*—menu burger fourth style—*/
.t-menuburger_fourth {
height: 12px;
}
.t-menuburger_fourth.t-menuburger__small {
height: 8px;
}
.t-menuburger_fourth.t-menuburger__big {
height: 18px;
}
.t-menuburger_fourth span:nth-child(2),
.t-menuburger_fourth span:nth-child(3) {
top: 4px;
opacity: 0;
}
.t-menuburger_fourth span:nth-child(4) {
top: 8px;
}
.t-menuburger_fourth.t-menuburger__small span:nth-child(2),
.t-menuburger_fourth.t-menuburger__small span:nth-child(3) {
top: 3px;
}
.t-menuburger_fourth.t-menuburger__small span:nth-child(4) {
top: 6px;
}
.t-menuburger_fourth.t-menuburger__small span:nth-child(2),
.t-menuburger_fourth.t-menuburger__small span:nth-child(3) {
top: 3px;
}
.t-menuburger_fourth.t-menuburger__small span:nth-child(4) {
top: 6px;
}
.t-menuburger_fourth.t-menuburger__big span:nth-child(2),
.t-menuburger_fourth.t-menuburger__big span:nth-child(3) {
top: 6px;
}
.t-menuburger_fourth.t-menuburger__big span:nth-child(4) {
top: 12px;
}
@media (hover), (min-width:0) {
.t-menuburger_fourth:not(.t-menuburger-opened):hover span:nth-child(1) {
transform: translateY(1px);
}
.t-menuburger_fourth:not(.t-menuburger-opened):hover span:nth-child(4) {
transform: translateY(-1px);
}
.t-menuburger_fourth.t-menuburger__big:not(.t-menuburger-opened):hover span:nth-child(1) {
transform: translateY(3px);
}
.t-menuburger_fourth.t-menuburger__big:not(.t-menuburger-opened):hover span:nth-child(4) {
transform: translateY(-3px);
}
}
.t-menuburger_fourth.t-menuburger-opened span:nth-child(1),
.t-menuburger_fourth.t-menuburger-opened span:nth-child(4) {
top: 4px;
}
.t-menuburger_fourth.t-menuburger-opened span:nth-child(2),
.t-menuburger_fourth.t-menuburger-opened span:nth-child(3) {
opacity: 1;
}
/*—menu burger animations—*/
@keyframes t-menuburger-anim {
0% {
width: 80%;
left: 20%;
right: 0;
}
50% {
width: 100%;
left: 0;
right: 0;
}
100% {
width: 80%;
left: 0;
right: 20%;
}
}
@keyframes t-menuburger-anim2 {
0% {
width: 80%;
left: 0;
}
50% {
width: 100%;
right: 0;
left: 0;
}
100% {
width: 80%;
left: 20%;
right: 0;
}
}

.tmenu-mobile {
background-color: #111;
display: none;
width: 100%;
top: 0;
z-index: 990;
}
.tmenu-mobile_positionfixed {
position: fixed;
}
.tmenu-mobile__text {
color: #fff;
}
.tmenu-mobile__container {
min-height: 64px;
padding: 20px;
position: relative;
box-sizing: border-box;
display: -webkit-flex;
display: -ms-flexbox;
display: flex;
-webkit-align-items: center;
-ms-flex-align: center;
align-items: center;
-webkit-justify-content: space-between;
-ms-flex-pack: justify;
justify-content: space-between;
}
.tmenu-mobile__list {
display: block;
}
.tmenu-mobile__burgerlogo {
display: inline-block;
font-size: 24px;
font-weight: 400;
white-space: nowrap;
vertical-align: middle;
}
.tmenu-mobile__imglogo {
height: auto;
display: block;
max-width: 300px!important;
box-sizing: border-box;
padding: 0;
margin: 0 auto;
}
@media screen and (max-width: 980px) {
.tmenu-mobile__menucontent_hidden {
display: none;
height: 100%;
}
.tmenu-mobile {
display: block;
}
}
@media screen and (max-width: 980px) {
#rec735650296 .t-menuburger {
-webkit-order: 1;
-ms-flex-order: 1;
order: 1;
}
} #rec735650296 .tmenu-mobile__burgerlogo a { color: #ffffff; } #rec735650296 .tmenu-mobile__burgerlogo__title { color: #ffffff; }

@media screen and (max-width: 980px) {
#rec735650296 .t228__leftcontainer {
padding: 20px;
}
#rec735650296 .t228__imglogo {
padding: 20px 0;
}
#rec735650296 .t228 {
position: static;
}
}window.addEventListener(‘load’, function () {
t_onFuncLoad(‘t228_setWidth’, function () {
t228_setWidth(‘735650296’);
});
});
window.addEventListener(‘resize’, t_throttle(function () {
t_onFuncLoad(‘t228_setWidth’, function () {
t228_setWidth(‘735650296’);
});
t_onFuncLoad(‘t_menu__setBGcolor’, function () {
t_menu__setBGcolor(‘735650296’, ‘.t228’);
});
}));
t_onReady(function () {
t_onFuncLoad(‘t_menu__highlightActiveLinks’, function () {
t_menu__highlightActiveLinks(‘.t228__list_item a’);
});
t_onFuncLoad(‘t228__init’, function () {
t228__init(‘735650296’);
});
t_onFuncLoad(‘t_menu__setBGcolor’, function () {
t_menu__setBGcolor(‘735650296’, ‘.t228’);
});
t_onFuncLoad(‘t_menu__interactFromKeyboard’, function () {
t_menu__interactFromKeyboard(‘735650296’);
});
t_onFuncLoad(‘t228_setWidth’, function () {
t228_setWidth(‘735650296’);
});
t_onFuncLoad(‘t_menu__createMobileMenu’, function () {
t_menu__createMobileMenu(‘735650296’, ‘.t228’);
});
});#rec735650296 .t228 {
filter: progid:DXImageTransform.Microsoft.gradient(startColorStr=’#D9ffffff’, endColorstr=’#D9ffffff’);
}#rec735650296 .t-menu__link-item{
}
@supports (overflow:-webkit-marquee) and (justify-content:inherit)
{
#rec735650296 .t-menu__link-item,
#rec735650296 .t-menu__link-item.t-active {
opacity: 1 !important;
}
} #rec735650296 .t228__leftcontainer a { color: #ffffff; } #rec735650296 a.t-menu__link-item { font-size: 20px; color: #ffffff; font-weight: 600; } #rec735650296 .t228__right_langs_lang a { font-size: 20px; color: #ffffff; font-weight: 600; } #rec735650296 .t228__right_descr { color: #ffffff; } #rec735650296 .t228__logo { color: #ffffff; }

#rec735650297 .t396__artboard {height: 579px;}#rec735650297 .t396__filter {height: 579px; background-image: -webkit-gradient( linear, left top, left bottom, from(rgba(16,28,79,0)), to(rgba(61,15,15,0)) );background-image: -webkit-linear-gradient(top, rgba(16,28,79,0), rgba(61,15,15,0));background-image: linear-gradient(to bottom, rgba(16,28,79,0), rgba(61,15,15,0));will-change: transform;}#rec735650297 .t396__carrier{height: 579px;background-position: center center;background-attachment: scroll;background-size: cover;background-repeat: no-repeat;}@media screen and (max-width: 1199px) {#rec735650297 .t396__artboard,#rec735650297 .t396__filter,#rec735650297 .t396__carrier {}#rec735650297 .t396__filter {}#rec735650297 .t396__carrier {background-attachment: scroll;}}@media screen and (max-width: 959px) {#rec735650297 .t396__artboard,#rec735650297 .t396__filter,#rec735650297 .t396__carrier {height: 538px;}#rec735650297 .t396__filter { background-image: -webkit-gradient( linear, left top, left bottom, from(rgba(16,28,79,0)), to(rgba(61,15,15,0)) );background-image: -webkit-linear-gradient(top, rgba(16,28,79,0), rgba(61,15,15,0));background-image: linear-gradient(to bottom, rgba(16,28,79,0), rgba(61,15,15,0));background-color: unset;will-change: transform;}#rec735650297 .t396__carrier {background-position: center center;background-attachment: scroll;}}@media screen and (max-width: 639px) {#rec735650297 .t396__artboard,#rec735650297 .t396__filter,#rec735650297 .t396__carrier {height: 508px;}#rec735650297 .t396__filter {}#rec735650297 .t396__carrier {background-attachment: scroll;}}@media screen and (max-width: 479px) {#rec735650297 .t396__artboard,#rec735650297 .t396__filter,#rec735650297 .t396__carrier {height: 537px;}#rec735650297 .t396__filter {}#rec735650297 .t396__carrier {background-attachment: scroll;}} #rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1629224909379″] { z-index: 2; top: -8px;left: calc(50% — 600px + -100px);width: 1400px;}#rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1629224909379″] .tn-atom { background-position: center center;border-color: transparent ;border-style: solid ; }@media screen and (max-width: 1199px) {#rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1629224909379″] {top: 0px;left: calc(50% — 480px + -220px);}}@media screen and (max-width: 959px) {#rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1629224909379″] {top: 0px;left: calc(50% — 320px + -285px);width: 1279px;}}@media screen and (max-width: 639px) {#rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1629224909379″] {top: 0px;left: calc(50% — 240px + -362px);width: 1204px;}}@media screen and (max-width: 479px) {#rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1629224909379″] {top: -1px;left: calc(50% — 160px + -443px);width: 1273px;}} #rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1629143698947″] { color: #ffffff; z-index: 3; top: 454px;left: calc(50% — 600px + 121px);width: 303px;}#rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1629143698947″] .tn-atom { color: #ffffff; font-size: 18px; font-family: ‘GraphikTT’,Arial,sans-serif; line-height: 1.15; font-weight: 400; background-position: center center;border-color: transparent ;border-style: solid ; }@media screen and (max-width: 1199px) {#rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1629143698947″] {top: 474px;left: calc(50% — 480px + 90px);}}@media screen and (max-width: 959px) {#rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1629143698947″] {top: 435px;left: calc(50% — 320px + 30px);}}@media screen and (max-width: 639px) {#rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1629143698947″] {top: 399px;left: calc(50% — 240px + 10px);}}@media screen and (max-width: 479px) {#rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1629143698947″] {top: 442px;left: calc(50% — 160px + 10px);}} #rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1629221623606″] { color: #ffffff; z-index: 4; top: 495px;left: calc(50% — 600px + 121px);width: 303px;}#rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1629221623606″] .tn-atom { color: #ffffff; font-size: 14px; font-family: ‘GraphikTT’,Arial,sans-serif; line-height: 1.15; font-weight: 400; opacity: 0.6; background-position: center center;border-color: transparent ;border-style: solid ; }@media screen and (max-width: 1199px) {#rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1629221623606″] {top: 515px;left: calc(50% — 480px + 90px);}}@media screen and (max-width: 959px) {#rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1629221623606″] {top: 469px;left: calc(50% — 320px + 30px);}}@media screen and (max-width: 639px) {#rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1629221623606″] {top: 435px;left: calc(50% — 240px + 10px);}}@media screen and (max-width: 479px) {#rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1629221623606″] {top: 473px;left: calc(50% — 160px + 10px);}} #rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1633620417335″] { color: #ffffff; z-index: 5; top: 69px;left: calc(50% — 600px + 121px);width: 1011px;}#rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1633620417335″] .tn-atom { color: #ffffff; font-size: 46px; font-family: ‘GraphikTT’,Arial,sans-serif; line-height: 1.15; font-weight: 700; background-position: center center;border-color: transparent ;border-style: solid ; }@media screen and (max-width: 1199px) {#rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1633620417335″] {top: 77px;left: calc(50% — 480px + 90px);width: 801px;}}@media screen and (max-width: 959px) {#rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1633620417335″] {top: 52px;left: calc(50% — 320px + 30px);width: 636px;}#rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1633620417335″] .tn-atom { font-size: 37px; }}@media screen and (max-width: 639px) {#rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1633620417335″] {top: 51px;left: calc(50% — 240px + 10px);width: 524px;}#rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1633620417335″] .tn-atom { font-size: 32px; }}@media screen and (max-width: 479px) {#rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1633620417335″] {top: 38px;left: calc(50% — 160px + 10px);width: 297px;}#rec735650297 .tn-elem[data-elem-id=»1633620417335″] .tn-atom { font-size: 23px; }}

Время чтения: 20 мин.

18 апреля 2024

«На нас рассчитывают». Большое интервью с CAE-разработчиком НТЦ «АПМ»

t_onReady(function () {
t_onFuncLoad(‘t396_init’, function () {
t396_init(‘735650297’);
});
});

.t-title {
word-break: break-word;
overflow-wrap: break-word;
}

t_onReady(function () {
t_onFuncLoad(‘t602_init’, function () {
t602_init(‘735650299’);
});
});

#rec735654264 .t396__artboard {height: 474px;}#rec735654264 .t396__filter {height: 474px; }#rec735654264 .t396__carrier{height: 474px;background-position: center center;background-attachment: scroll;background-size: cover;background-repeat: no-repeat;}@media screen and (max-width: 1199px) {#rec735654264 .t396__artboard,#rec735654264 .t396__filter,#rec735654264 .t396__carrier {height: 518px;}#rec735654264 .t396__filter { }#rec735654264 .t396__carrier {background-position: center center;background-attachment: scroll;}}@media screen and (max-width: 959px) {#rec735654264 .t396__artboard,#rec735654264 .t396__filter,#rec735654264 .t396__carrier {height: 406px;}#rec735654264 .t396__filter { }#rec735654264 .t396__carrier {background-position: center center;background-attachment: scroll;}}@media screen and (max-width: 639px) {#rec735654264 .t396__artboard,#rec735654264 .t396__filter,#rec735654264 .t396__carrier {height: 517px;}#rec735654264 .t396__filter {}#rec735654264 .t396__carrier {background-attachment: scroll;}}@media screen and (max-width: 479px) {#rec735654264 .t396__artboard,#rec735654264 .t396__filter,#rec735654264 .t396__carrier {height: 629px;}#rec735654264 .t396__filter {}#rec735654264 .t396__carrier {background-attachment: scroll;}} #rec735654264 .tn-elem[data-elem-id=»1629224171510″] { z-index: 2; top: 0px;left: calc(50% — 600px + 160px);width: 880px;height:476px;}#rec735654264 .tn-elem[data-elem-id=»1629224171510″] .tn-atom { background-color: #f8fafc; background-position: center center;border-color: transparent ;border-style: solid ; }@media screen and (max-width: 1199px) {#rec735654264 .tn-elem[data-elem-id=»1629224171510″] {top: -1px;left: calc(50% — 480px + 129px);width: 700px;height: 522px;}}@media screen and (max-width: 959px) {#rec735654264 .tn-elem[data-elem-id=»1629224171510″] {top: -7px;left: calc(50% — 320px + -15px);width: 690px;height: 412px;}}@media screen and (max-width: 639px) {#rec735654264 .tn-elem[data-elem-id=»1629224171510″] {top: 0px;left: calc(50% — 240px + -1px);width: 481px;height: 522px;}}@media screen and (max-width: 479px) {#rec735654264 .tn-elem[data-elem-id=»1629224171510″] {top: -1px;left: calc(50% — 160px + -36px);width: 391px;height: 631px;}} #rec735654264 .tn-elem[data-elem-id=»1632141088930″] { color: #000000; z-index: 3; top: 44px;left: calc(50% — 600px + 220px);width: 759px;}#rec735654264 .tn-elem[data-elem-id=»1632141088930″] .tn-atom { color: #000000; font-size: 20px; font-family: ‘GraphikTT’,Arial,sans-serif; line-height: 1.55; font-weight: 400; background-position: center center;border-color: transparent ;border-style: solid ; }@media screen and (max-width: 1199px) {#rec735654264 .tn-elem[data-elem-id=»1632141088930″] {top: 40px;left: calc(50% — 480px + 170px);width: 621px;}}@media screen and (max-width: 959px) {#rec735654264 .tn-elem[data-elem-id=»1632141088930″] {top: 30px;left: calc(50% — 320px + 10px);}#rec735654264 .tn-elem[data-elem-id=»1632141088930″] .tn-atom { font-size: 18px; }}@media screen and (max-width: 639px) {#rec735654264 .tn-elem[data-elem-id=»1632141088930″] {top: 33px;left: calc(50% — 240px + 11px);width: 457px;}#rec735654264 .tn-elem[data-elem-id=»1632141088930″] .tn-atom { font-size: 18px; }}@media screen and (max-width: 479px) {#rec735654264 .tn-elem[data-elem-id=»1632141088930″] {top: 32px;left: calc(50% — 160px + 10px);width: 297px;}#rec735654264 .tn-elem[data-elem-id=»1632141088930″] .tn-atom { font-size: 16px; }} #rec735654264 .tn-elem[data-elem-id=»1642608285078″] { color: #000000; z-index: 4; top: 385px;left: calc(50% — 600px + 220px);width: 411px;}#rec735654264 .tn-elem[data-elem-id=»1642608285078″] .tn-atom { color: #000000; font-size: 20px; font-family: ‘GraphikTT’,Arial,sans-serif; line-height: 1.55; font-weight: 400; background-position: center center;border-color: transparent ;border-style: solid ; }@media screen and (max-width: 1199px) {#rec735654264 .tn-elem[data-elem-id=»1642608285078″] {top: 462px;left: calc(50% — 480px + 170px);width: 351px;}}@media screen and (max-width: 959px) {#rec735654264 .tn-elem[data-elem-id=»1642608285078″] {top: 30px;left: calc(50% — 320px + 10px);}#rec735654264 .tn-elem[data-elem-id=»1642608285078″] .tn-atom { font-size: 18px; }}@media screen and (max-width: 639px) {#rec735654264 .tn-elem[data-elem-id=»1642608285078″] {top: 23px;left: calc(50% — 240px + 11px);width: 457px;}#rec735654264 .tn-elem[data-elem-id=»1642608285078″] .tn-atom { font-size: 18px; }}@media screen and (max-width: 479px) {#rec735654264 .tn-elem[data-elem-id=»1642608285078″] {top: 25px;left: calc(50% — 160px + 10px);width: 297px;}#rec735654264 .tn-elem[data-elem-id=»1642608285078″] .tn-atom { font-size: 16px; }}

В инженерных расчётах АСКОН исторически полагается на своих технологических партнёров — знатоков CAE-систем. За всё, что касается механики деформируемого твёрдого тела, в PLM-комплексе отвечают продукты НТЦ «АПМ»: «старший» пакет APM WinMachine и встроенное в САПР КОМПАС-3D приложение для прочностных расчётов APM FEM («младший» продукт). Тысячи инженеров каждый день пользуются этими программами, но не все знают их историю.

Как в мире CAE появились системы APM, кто и как их разрабатывает — узнаете из интервью. Вопросы задаёт Филипп Рябов, руководитель направления инженерных расчётов АСКОН, отвечает Сергей Розинский, директор по развитию НТЦ «АПМ».

t_onReady(function () {
t_onFuncLoad(‘t396_init’, function () {
t396_init(‘735654264’);
});
});

Впервые я услышал об НТЦ «АПМ» и отечественных продуктах для моделирования механики деформируемого твёрдого тела примерно в 2013 году от друга из Орла. Он рассказал, что в университете целая кафедра пользуется вашими системами. Расскажите свою историю. Кто стоял у истоков, как сформировался НТЦ «АПМ» в том виде, в котором он есть сейчас?

История создания и развития Научно-технического центра «АПМ» неразрывно связана с Московским государственным техническим университетом имени Н.Э. Баумана. Здесь на основе научной деятельности в области автоматизированного проектирования деталей машин велись работы по созданию программ для расчётов. Многие ведущие специалисты НТЦ «АПМ» окончили именно этот вуз.

МГТУ им. Н.Э. Баумана (ранее Московское высшее техническое училище имени Н.Э. Баумана) окончил основатель и генеральный директор НТЦ «АПМ» Владимир Васильевич Шелофаст (1946 – 2022), доктор технических наук, профессор кафедры «Основы конструирования машин (РК-3)», блестящий научный работник и педагог, воспитавший тысячи квалифицированных инженеров. Здесь же он обучался в аспирантуре, защитил кандидатскую и докторскую диссертации. Наука была неотъемлемой частью его жизни. Он занимался вопросами, связанными с прогнозированием долговечности машин и станков, разработкой численных методов анализа точности и прочности контактного взаимодействия, им велись работы в области автоматизации инженерных расчётов механических систем.

#rec735650321 .t-text { font-size: 18px; }

Шелофаст Владимир Васильевич (1946-2022 гг.), д.т.н., профессор кафедры РК-3 МГТУ им. Н.Э. Баумана, основатель и первый генеральный директор НТЦ «АПМ»

Работы по автоматизации инженерных расчётов изначально выполнялись от имени инновационного центра факультета РК-3. Для ускорения этих работ, создания специализированного программного обеспечения, а также более эффективного продвижения результатов этих работ в 1992-м году и была создана компания НТЦ «АПМ», которая занялась созданием универсальный программной среды в области CAE-анализа. Первыми разработками были программы для автоматизированного расчёта и проектирования деталей машин и механизмов, позже появились разработки в области конечно-элементного анализа прочности.

#rec735650323 .t-text { font-size: 18px; }

Пример расчёта стержневой модели козлового крана (APM Structure3D)

С момента образования компании по настоящее время тематика научных исследований и направлений разработки программного обеспечения значительно расширились. Сегодня НТЦ «АПМ» предлагает программные решения не только для расчёта деталей машин, моделирования задач механики поведения упругих тел, но и анализа нелинейных и мультифизических задач, а также задач в области строительного проектирования.

#rec735650325 .t-text { font-size: 18px; }

Пример расчётной модели здания (APM Structure3D)

Увеличение потенциала разработок, направлений расчётов и расширение области применения программного обеспечения требовало расширения штата сотрудников. В связи с этим в 2008-м году был открыт еще один офис в городе Орле. Выбор именно этого города не был случайностью. Здесь в Орловском государственном техническом университете существовавшая тогда кафедра «Прикладной механики» (в последующем «Динамика и прочность машин») с 1999-го года готовила инженеров по специальности «Динамика и прочность машин». Многие сотрудники орловского офиса НТЦ «АПМ» окончили ОрелГТУ по этой специальности. Ещё в студенческие годы в рамках обучения они использовали программы «APM» при выполнении расчётно-графических работ, курсовых и дипломных проектов, а также участвовали во Всероссийской олимпиаде «Инженерный анализ» (на базе Омского ГТУ) по проектированию инженерных конструкций в среде «APM», в которой неоднократно становились победителями и призерами.

#rec735650328 .t-text { font-size: 18px; }

t_onReady(function () {
var rec = document.getElementById(‘rec735657418’);
if (!rec) return;
t_onFuncLoad(‘t121_setHeight’, function () {
t121_setHeight(‘735657418’);
window.addEventListener(‘scroll’, t_throttle(function() {
t121_setHeight(‘735657418’);
}));
});
window.onload = function () {
t_onFuncLoad(‘t121_setHeight’, function () {
t121_setHeight(‘735657418’);
});
};
window.addEventListener(‘resize’, function () {
var tableView = document.getElementById(‘allrecordstable’);
if (tableView) {
var videoLazyLoad = rec.querySelector(‘.t-video-lazyload’);
if (!videoLazyLoad) return;
videoLazyLoad.style.height = ‘540px’;
var videoLazyLoadIframe = videoLazyLoad.querySelector(‘iframe’);
if (!videoLazyLoadIframe) return;
videoLazyLoadIframe.height = ‘540’;
} else {
t_onFuncLoad(‘t121_setHeight’, function () {
t121_setHeight(‘735657418’);
});
}
});
var wrapperBlock = rec.querySelector(‘.t121’);
if (wrapperBlock) {
t_onFuncLoad(‘t121_setHeight’, function () {
wrapperBlock.addEventListener(‘displayChanged’, function () {
t121_setHeight(‘735657418’);
});
});
}
});

Видео: РИА Новости

#rec735660719 .t-text { font-size: 14px; }

Когда в начале 2022 года я лично познакомился с продуктами APM, то был удивлён их уровнем развития. Практически все основные задачи, с которыми я сталкивался в работе, можно было решать с помощью APM: тут и задачи статики, в том числе нелинейной, и вся линейная динамика от поиска собственных частот до задач ШСВ, даже задачи подбора армирования для строительных конструкций, механики разрушения и топологической оптимизации. Список внушительный. При планировании этих возможностей вы отталкивались от потребностей клиентов или ориентировались на коллег? Кто вам нравится из производителей аналогичного софта, на кого вы ориентируетесь при разработке своих программ?

Не могу не согласиться, что спектр задач, которые мы решаем с помощью своих программных продуктов, достаточно велик. Недаром за долгие годы развития сложилась линейка программных продуктов APM, состоящая на сегодняшний день из трёх мощных систем, которые позволяют вести расчёты в области машиностроения и строительной отрасли, в том числе выполняя междисциплинарные (мультифизические) расчёты.

Машиностроительное направление представлено такими программными продуктами, как APM WinMachine и APM FEM для КОМПАС-3D.

APM WinMachine – CAE-система для анализа прочности, моделирования физических процессов, расчётов деталей машин и механизмов. Это на сегодня наиболее востребованный наш продукт для машиностроительной отрасли.

#rec735650333 .t-text { font-size: 18px; }

Пример расчёта вагона-хоппера (APM Structure3D)

APM FEM для КОМПАС-3D – система прочностного анализа, предназначенная для выполнения расчётов напряженно-деформированного состояния твердотельных и поверхностных объектов непосредственно в среде проектирования. APM FEM не является автономным продуктом – это приложение для системы КОМПАС-3D. Продукт реализовывался для повышения удобства работы в первую очередь инженеров-конструкторов, которые могут после создания 3D-модели провести её прочностной анализ, приложив необходимый набор граничных условий (нагрузок и закреплений).

#rec735650336 .t-text { font-size: 18px; }

Пример вывода результатов в приложении APM FEM для КОМПАС-3D

Строительное направление представлено программным продуктом APM Civil Engineering, предназначенным для расчёта и проектирования конструкций для промышленного и гражданского строительства. Он позволяет выполнять расчёты металлоконструкций, железобетонных, армокаменных, деревянных конструкций, соединений в конструкциях, оснований и фундаментов, проводить комплексный инженерный анализ строительных объектов. При выполнении всех вычислений учитываются требования государственных стандартов и других нормативных документов, относящихся к строительному проектированию.

#rec735650338 .t-text { font-size: 18px; }

Пример расчёта ледового дворца спорта «Айсберг» (APM Structure3D)

При планировании развития возможностей любого из своих программных продуктов мы ориентируемся на разные факторы. Во-первых, это, безусловно, запросы наших заказчиков, в том числе потенциальных. Во-вторых, учитываем пожелания нашего собственного расчётного отдела. Ну и, в-третьих, конечно, смотрим на хорошие решения от конкурентов (в основном зарубежных), чтобы перенять опыт и донести его до наших пользователей. Нам по духу наиболее близок продукт ANSYS. Мы имеем лицензию данного ПО, постоянно проводим верификацию. На сегодняшний день с уверенностью можно сказать, что APM замещает более 75% функциональности ANSYS по схожим областям применения.

Разработчикам ПО иногда бывает трудно оценить масштаб созданного ими же продукта. Кроме разработки программного обеспечения, вы также занимаетесь выполнением расчётов при помощи своего же продукта. Как вам это помогает в разработке? Какой выполненный проект был самым сложным, самым насыщенным физикой? За какой проект вы испытываете особенную гордость?

Расчёты по заказу предприятий приносит нам около 20% всей выручки. Но есть и другой важный вклад этот процесса в работу всей компании. Это серьезное тестирование возможностей наших продуктов на примере реальных и порой крайне сложных задач.

Например, именно с помощью разработанного в НТЦ «АПМ» программного обеспечения экспертами Российского экологического фонда «ТЕХЭКО» совместно со специалистами нашей компании были проведены следующие работы:

  • Моделирование и расчёты прочности гидроагрегата № 2 Саяно-Шушенской ГЭС в рамках проведения официальной технической экспертизы аварии на Саяно-Шушенской ГЭС.
  • Официальная экспертиза для установления причины обрушения крыши Крытого конькобежного центра «Крылатское» в Москве.
  • Экспертная оценка технического уровня принятия конструктивных решений при проектировании олимпийского объекта «Ледовый дворец спорта для фигурного катания и соревнований по шорт-треку, вместимостью 12 тыс. зрителей, сборно-разборная конструкция, Имеретинская низменность», г. Сочи.

#rec735650340 .t-text { font-size: 18px; }

t_onReady(function () {
var rec = document.getElementById(‘rec735661262’);
if (!rec) return;
t_onFuncLoad(‘t121_setHeight’, function () {
t121_setHeight(‘735661262’);
window.addEventListener(‘scroll’, t_throttle(function() {
t121_setHeight(‘735661262’);
}));
});
window.onload = function () {
t_onFuncLoad(‘t121_setHeight’, function () {
t121_setHeight(‘735661262’);
});
};
window.addEventListener(‘resize’, function () {
var tableView = document.getElementById(‘allrecordstable’);
if (tableView) {
var videoLazyLoad = rec.querySelector(‘.t-video-lazyload’);
if (!videoLazyLoad) return;
videoLazyLoad.style.height = ‘540px’;
var videoLazyLoadIframe = videoLazyLoad.querySelector(‘iframe’);
if (!videoLazyLoadIframe) return;
videoLazyLoadIframe.height = ‘540’;
} else {
t_onFuncLoad(‘t121_setHeight’, function () {
t121_setHeight(‘735661262’);
});
}
});
var wrapperBlock = rec.querySelector(‘.t121’);
if (wrapperBlock) {
t_onFuncLoad(‘t121_setHeight’, function () {
wrapperBlock.addEventListener(‘displayChanged’, function () {
t121_setHeight(‘735661262’);
});
});
}
});

Видео: Королёв ТВ

#rec735661358 .t-text { font-size: 14px; }

  • Анализ статических и динамических характеристик мостовых конструкций с целью выявления возможных резонансных эксплуатационных режимов для проведения независимой технической экспертизы объекта строительства – вводного участка автомобильной дороги ПК 0 – ПК 57 (17, 18 этап строительства) по титулу «Совмещенная (автомобильная и железная) дорога Адлер – горноклиматический курорт «Альпика – Сервис» (для Олимпиады в Сочи-2014) и т. д.

Кроме того, с помощью программного обеспечения APM спроектированы и/или проверены на прочность большое количество объектов атомной отрасли, грузоподъёмного оборудования, железнодорожного транспорта, нефте- и газодобычи и даже такие нетривиальные сооружения, как колёса обозрения и другие аттракционы индустрии развлечений.

#rec735661933 .t-text { font-size: 18px; }

Пример расчёта колеса обозрения

Наиболее сложными и ответственными являются проекты, которые приходится считать в рамках судебных технических экспертиз. Как правило, это связано с разрушением объектов и, соответственно, требует очень грамотной проработки, чтобы учесть все нюансы и сделать правильные выводы на основании большого количества расчётов. В этой связи можно выделить нашу техническую экспертизу в рамках расследования трагедии на Саяно-Шушенской ГЭС. Расчётчикам пришлось воссоздавать по чертежам и фотографиям десятки элементов и частей гидроагрегата и провести моделирование их работы в различных режимах эксплуатации. Проверялась и статическая, и динамическая прочность элементов гидроагрегата, после чего был сформирован технических отчёт для дальнейшей демонстрации в Следственном комитете РФ.

#rec735650345 .t-text { font-size: 18px; }

t_onReady(function () {
var rec = document.getElementById(‘rec735650346’);
if (!rec) return;
t_onFuncLoad(‘t121_setHeight’, function () {
t121_setHeight(‘735650346’);
window.addEventListener(‘scroll’, t_throttle(function() {
t121_setHeight(‘735650346’);
}));
});
window.onload = function () {
t_onFuncLoad(‘t121_setHeight’, function () {
t121_setHeight(‘735650346’);
});
};
window.addEventListener(‘resize’, function () {
var tableView = document.getElementById(‘allrecordstable’);
if (tableView) {
var videoLazyLoad = rec.querySelector(‘.t-video-lazyload’);
if (!videoLazyLoad) return;
videoLazyLoad.style.height = ‘540px’;
var videoLazyLoadIframe = videoLazyLoad.querySelector(‘iframe’);
if (!videoLazyLoadIframe) return;
videoLazyLoadIframe.height = ‘540’;
} else {
t_onFuncLoad(‘t121_setHeight’, function () {
t121_setHeight(‘735650346’);
});
}
});
var wrapperBlock = rec.querySelector(‘.t121’);
if (wrapperBlock) {
t_onFuncLoad(‘t121_setHeight’, function () {
wrapperBlock.addEventListener(‘displayChanged’, function () {
t121_setHeight(‘735650346’);
});
});
}
});

Видео: программа «Человек и закон», Первый канал

#rec735662888 .t-text { font-size: 14px; }

Создание ПО для расчётов требует взаимодействия разработчиков разных направлений. Сюда, в частности, входят специалисты по реализации математических методов: факторизация и решение СЛАУ (системы линейных алгебраических уравнений), поиск собственных чисел матриц огромного размера, оптимизация скорости и потребляемой памяти, алгоритмизация построения расчётных сеток. Кто у вас занимается программированием этих вещей? Где вы ищите специалистов для программирования этих задач?

Да, совершенно справедливо отмечено, что нам для разработки нужны очень квалифицированные специалисты не только в области программирования, но и в области математических методов, связанных с МКЭ. Все сотрудники компании имеют высшее образование (МГТУ им Н.Э. Баумана, МФТИ, ОрелГТУ, БГТУ им. Шухова и др.), а половина из них — учёные степени. Большинство ведущих сотрудников работают в компании с момента её основания и растили свои компетенции по мере развития продуктов.

Если говорить конкретно о таких специфических задачах, как генерация КЭ-сеток или упорядочивание матриц, решение СЛАУ, оптимизация алгоритмов, то этим у нас занимаются в основном выпускники МФТИ и БГТУ им. Шухова – именно они носят громкое звание математик-программист и действительно сочетают в себе эти два качества! Когда слушаешь их доклады на внутренних конференциях компании – многого не понимаешь, особенно в их специфической терминологии, несмотря на то что имеешь за плечами шесть лет Бауманки.

Изначально большинство наших сотрудников, как и я, начинали работу в НТЦ «АПМ» ещё со студенческой скамьи, но сейчас, в связи с повышенным спросом от промышленности на быстрое импортозамещение, нам пришлось серьёзно озаботиться поиском новых кадров. Причём кадров с узкой специализацией, которые могли бы быстрее влиться в наш рабочий процесс и показать нужный нам результат по конкретным задачам, прописанным в нашей дорожной карте. В этой связи действуем традиционно, используя общедоступные ресурсы в интернете, а также «сарафанное радио». Для многих специалистов имеет значение тот факт, что мы — аккредитованная IT- компания.

Сейчас у нас открыты вакансии разработчиков, которые могли бы усилить нас по таким направлениям, как нелинейный динамический анализ, работа с гиперупругими материалами. С удовольствием рассмотрим предложения, в том числе и от удалённых разработчиков.

Каково ваше видение дальнейшей разработки? Какие запросы сейчас исходят от пользователей? Куда, по вашему мнению, сейчас нужно развиваться?

Всё больше и больше запросов приходит из тех областей промышленности, которые работают на иностранном расчётном ПО, но вскоре должны перейти на отечественный софт. Это предприятия оборонного комплекса, авиа- и двигателестроители, судостроители… В общем, все те, кто делает самые сложные изделия. Конечно, и запросы у них соответствующие. Начнем с того, что мы должны в свою программу быстро и качественно зачитать 3D-геометрию деталей и сборок. Дальше – подготовить эту модель к расчёту, т.е. упростить, разбить, разрезать, срастить, дотянуть, усечь и т.п. В этих процессах нам сильно помогает геометрическое ядро C3D, которые мы используем уже более трёх лет в своём препроцессоре APM Studio. Ещё дальше – процесс генерации КЭ-сеток. Здесь в качестве требований пользователей можно перефразировать спортивный лозунг – быстрее, качественнее, стабильнее. Сетки должны строиться быстро, при этом даже на не очень качественной геометрии должны получаться качественные конечные элементы, и всё это должно работать стабильно при любых сочетаниях начальных параметров, заданных пользователем, в настройках сеткопостроителя… И это только половина дела! Над этими сложными моделями надо проводить не менее сложные расчёты линейного, нелинейного и динамического характера с учётом переменных тепловых полей, переменных свойств материалов и т.д. и т.п. Ну и венчает всё это «царь-запрос»: «А нам бы всё это теперь и под Linux!».

В этой связи в своей дорожной карте мы расширяем горизонты планирования, наполняя её уже конкретными задачами по развитию, в частности, автоматического генератора сеток КЭ, например, задачей генерации сеток из гексаэдров, задачами для двигателестроителей – добавление осесимметричных КЭ, учёт циклической симметрии, роторная динамика, а также продолжаем писать и развивать алгоритмы в области динамического нелинейного анализа, гармонического анализа, работы с композитами, работы по импорту расчётных файлов из зарубежных CAE-систем, не забываем и о нашем «младшем» приложении APM FEM для КОМПАС-3D.

#rec735650348 .t-text { font-size: 18px; }

Пример расчёта корпуса задвижки с «виртуальными» болтами в APM FEM

В целом, даже крупными мазками, дорожная карта насчитывает несколько десятков задач, а ведь есть ещё и повседневная работа по улучшению интерфейса, оптимизации расчётных алгоритмов… В общем, скучать в ближайшую пятилетку нам точно не придётся!

Для кого, прежде всего, по вашему мнению, предназначены ваши продукты? Согласны ли вы с мнением, что софт для расчётов должен быть достаточно понятным, чтобы им могли пользоваться даже самые далёкие от математической физики пользователи? Хотите ли вы идти навстречу широким массам или считаете, что для решения задач динамики и прочности обязательна необходима высокая профессиональная подготовка?

Начну ответ немного издалека… Более 25-ти лет назад основой линейки наших продуктов были в основном расчётные модули для проектирования деталей машин. Тогда только появлялись первые версии программ для КЭ-анализа, и то только для простейших статических расчётов стержневых систем.

#rec735650350 .t-text { font-size: 18px; }

Пример конструкции навеса АЗС в модуле APM Structure3D

В этой связи можно говорить о том, что продукты предназначались в основном для инженеров-конструкторов, занимающихся проектированием внутренней начинки различных машин и механизмов. Сейчас из-за активного развития направления КЭ-анализа наши продукты охватывают существенно больший перечень расчётных задач и могут применяться инженерами-расчётчиками в самых разных отраслях промышленности. Кстати, не забудем и про отдельное направление – расчёты строительных конструкций, которое также поддерживается в отдельном продукте нашей компании и здесь наша аудитория – инженеры-проектировщики.

Тезис о том, что «софт для расчётов должен быть достаточно понятным…», конечно, имеет место быть. И даже можно/хотелось бы его применить для характеристики любого программного обеспечения, но, как всегда, есть нюансы. Чтобы «…даже самые далёкие от математической физики пользователи» могли заниматься анализом прочности конструкций, нужно научить программу самостоятельно следить за полной корректностью постановки задачи, в зависимости от выбранного типа исследования задавать нужные данные по параметрам материалов, выбирать заранее или в процессе расчёта параметры решателя, анализировать результат, делать выводы и многое другое… Все это реализуемые задачи, но требующие гигантского времени на реализацию и верификацию.

Хотим ли мы идти навстречу «широким массам» пользователей? Конечно, да! В частности, поэтому мы делаем встроенные в CAD-решения, например, такие, как система прочностного анализа APM FEM для КОМПАС-3D. В ней действительно легче и удобнее поставить задачу, т.к. работа ведётся на 3D-модели, сетка КЭ сгенерируется автоматически, останется запустить нужный тип расчёта и посмотреть результаты.

#rec735650352 .t-text { font-size: 18px; }

Пример вывода результатов в APM FEM для КОМПАС-3D

И вот тут для не очень подготовленных теоретически пользователей может возникнуть непреодолимое препятствие – ведь далеко не всегда результат расчёта удовлетворительный. И что с этим делать дальше?!

Подытоживая, скажу, что на сегодняшний момент программное обеспечение APM является рабочим инструментом, предназначенным для широкого круга инженеров, имеющих базовое высшее техническое образование, которое позволит грамотно поставить расчётную задачу и провести анализ полученных результатов. Да, и чуть не забыл про главное – студентов, будущих инженеров! Конечно, знакомство и работа с CAE-системами должна начинаться в университете, когда ещё свежи теоретические знания и рядом есть грамотные наставники – преподаватели, которые как раз и научат, двигаясь от простого к сложному, как правильно в софте решать ту или иную задачу, грамотно анализируя результат.

#rec735650354 .t-text { font-size: 18px; }

t_onReady(function() {
t_onFuncLoad(‘t_sldsInit’, function() {
t_sldsInit(‘735665355’);
});
t_onFuncLoad(‘t604_init’, function () {
t604_init(‘735665355’);
});
t_onFuncLoad(‘t_slds_UpdateSliderHeight’, function () {
t_slds_UpdateSliderHeight(‘735665355’);
});
t_onFuncLoad(‘t604__UpdateSliderArrowsHeight’, function () {
t604__UpdateSliderArrowsHeight(‘735665355’);
});
});#rec735665355 .t-slds__bullet_active .t-slds__bullet_body {
background-color: #222 !important;
}
#rec735665355 .t-slds__bullet:hover .t-slds__bullet_body {
background-color: #222 !important;
}

Примеры студенческих работ

#rec735668364 .t-text { font-size: 14px; }

Консорциум «Развитие», в который входят и НТЦ «АПМ», и АСКОН, работает над PLM-комплексом тяжёлого класса, чтобы заместить зарубежные решения. Выбранный путь предполагает не копирование западных систем, а создание полностью отечественного PLM, в котором реализуется собственное видение, уникальные технологии, современные подходы к разработке. Какими ноу-хау обладает APM, в чём он особенно силён?

«Не копирование западных систем» — это правильные слова, потому что в них (системах) много функциональности, которая не востребована российскими пользователями. Поэтому и мы, и АСКОН стараемся двигаться вперёд от потребностей реальных заказчиков. В консорциуме «Развитие» НТЦ «АПМ» отвечает за блок FEM, связанный с анализом прочности конструкций. В этом направлении мы работаем уже более четверти века и добились определенных успехов.

В чем силён APM? Сила в том, в чём и слабость! Имею в виду, что мы привыкли всё (ну, практически всё) делать самостоятельно. И интерфейсные вещи, и генерацию сеток, и расчётные алгоритмы – пишем сами. С одной стороны – это здорово, т.к. мы делаем это под запросы пользователей и не зависим от сторонних разработчиков, но с другой стороны – приходится во многое углубляться и разбираться – а это время. Но тем не менее, это наш выбор, наш путь. Кстати, ещё одна наша особенность в том, что мы стараемся делать свои продукты универсальными, т.е. подходящими и новичкам, и уже опытным расчётчикам.

Мы предоставляем нашим пользователям возможность выбора — работать с практически любой входящей 3D-геометрией либо строить расчётную модель самостоятельно из различных типов конечных элементов, причём в некоторых случаях это не самый сложный путь. Например, при расчёте металлоконструкций в нашем специализированном редакторе APM Structure3D расчётная модель из балочных конечных элементов строится очень быстро и эффективно. В каждой новой версии, а цикл их выхода примерно равен году, наращиваем возможности автоматического генератора КЭ-сеток, в частности, в актуальной версии он позволяет пользователям работать с относительными размерами КЭ, что удобно для новичков, а опытные пользователи могут еще поиграть выбором различных стратегий разбиения и настройками дополнительных коэффициентов, корректирующих генерацию сетки.

С точки зрения ноу-хау можно рассматривать несколько тем. Начиная с простейшей – это блок наших модулей для расчётов деталей машин. В нём есть некоторые разделы, которые вообще больше не представлены на нашем рынке, например, расчёты подшипников или кулачков, а также отмечу, что во многих из них ведутся расчёты «с ограничениями», заданными пользователем, т.е. по сути, проводятся оптимизационные расчёты зубчатых передач, пружин, редукторов… Но сейчас это менее востребовано, поэтому возвращаясь к теме конечно-элементного анализа можно выделить пару вещей, которые явно уникальны.

Первое — это алгоритмы решения СЛАУ. Конечно, по скорости они пока не превосходят западные аналоги, но мы работаем и над этим. А в качестве второго примера могут выступать алгоритмы, участвующие в расчёте топологической оптимизации конструкций. В этой задаче, как отмечают некоторые опытные пользователи зарубежных систем, мы местами превосходим аналоги по функциональным возможностям.

#rec735650359 .t-text { font-size: 18px; }

Пример результата расчёта топологической оптимизации

Ваши пользователи — кто они? В каких отраслях работают? Есть ли какая-то ниша, в которой продукты APM наиболее востребованы? В каких отраслях вы хотели бы расширить присутствие?

Стабильный рост клиентской базы пошёл после 2000-х годов, когда мы начали активно развивать у себя конечно-элементный анализ, необходимый для оценки прочности конструкций. Причём сначала, когда была возможность моделирования только стержнями, мы были интересны тем, кто проектировал относительно простые металлоконструкции подъёмных устройств типа лебедки, крановые конструкции (подъёмно-транспортное машиностроение), а также различные козырьки, навесы, мачты и т. п. (строительство металлоконструкций), стеллажные конструкции.

#rec735669335 .t-text { font-size: 18px; }

Расчёт крытого конькобежного центра в Крылатском

Дальше, с появлением возможности моделирования пластинами, а также проведения динамического анализа, появлялись и более «сложные» пользователи, которые могли считать с помощью наших программ каркасы машин и технологического оборудования (автомобилестроение, железнодорожный транспорт, химическое и нефтегазовое оборудование).

#rec735670167 .t-text { font-size: 18px; }

Расчётная модель несущего каркаса автобуса

Расчёт кузова самосвала

Ну а когда у нас появился полноценный препроцессор для работы с трёхмерными моделями APM Studio и автоматические генераторы КЭ-сеток, мы смогли расширить своё присутствие и в вышеперечисленных областях, а также пойти дальше, например, в атомную энергетику.

#rec735670274 .t-text { font-size: 18px; }

Расчёт теплообменного аппарата

Кстати, для применения программы для расчета ОИАЭ (объектов использования атомной энергии) необходимо получить специальный аттестационный паспорт, который выдаётся Ростехнадзором. Мы такой паспорт имеем, и это является дополнительным положительным фактором, который способствует распространению нашего ПО среди предприятий, проектирующих какое-либо оборудование для АЭС.

Начиная с 2004 года, мы планомерно ведём добровольную сертификацию своего продукта строительного направления APM Civil Engineering. Соответственно, по ходу наращивания его возможностей, растёт и количество пользователей. Это компании, которые проектируют различные металлические, железобетонные, деревянные конструкции.

#rec735670288 .t-text { font-size: 18px; }

Расчёт железобетонной конструкции здания реактора АЭС

На самом деле, нам бы не хотелось выделять или искусственно сужать области применения своего ПО. Наоборот, мы с каждой новой версией стараемся учитывать новые веяния в развитии техники и технологий, развивая функционал своего ПО. Например, реализовали расчёт топологической оптимизации конструкций, который актуален в связи с развитием аддитивного производства. Или новый функционал по расчету ЛСТК (Легкие Стальные Тонкостенные Конструкции), который позволит точнее оценивать работу конструкций, выполненных из тонкостенного проката. Все это расширяет возможный круг наших пользователей как в области машиностроения, так и в строительстве.

Показательным и нетривиальным примером в плане расширения областей использования нашего ПО может служить индустрия развлечений. Каждый из нас бывал в парке развлечений и видел богатое разнообразие предлагаемых там аттракционов: колёса обозрения, карусели, качели, горки и т.п. С инженерной точки зрения это достаточно сложные и ответственные сооружения, от грамотного расчёта которых зависит их бесперебойная работа и жизни людей. Сегодня мы имеем уже достаточно широкий перечень примеров, где расчеты аттракционов проводились с использованием программных продуктов APM.

#rec735670339 .t-text { font-size: 18px; }

Пример расчёта аттракциона «Биоробот»

И в завершении, если говорить о расширении отраслей нашего присутствия, хотелось бы выделить, пожалуй, самые тяжёлые и наукоёмкие: двигателестроение, авиация, космос, судостроение. В этих отраслях традиционно использовались в основном зарубежные расчётные коды. Но сейчас ситуация меняется, и мы могли бы начать постепенно импортозамещать иностранные аналоги.

Есть ли какая-то функциональность, которую вы хотели бы реализовать у себя, но пока не знаете, как это сделать? Где бы вы стали искать совета?

Вопрос близок к философскому. Поэтому приведу здесь цитату одного нашего ведущего разработчика: «Принципиально нерешаемых задач, наверное, не бывает: то или иное решение можно всегда предложить и даже пытаться реализовать и использовать. Вопрос в том, насколько такое решение будет целесообразным или эффективным с точки зрения трудозатрат по разработке, вычислительной эффективности, надёжности, универсальности и другим не менее важным критериям…».

Получается, у Архимеда «Дайте мне точку опоры, и я переверну Землю!», а у нас – «Дайте необходимые ресурсы по деньгам и времени, и мы всё сделаем!». И тем не менее, возвращаясь к исходному вопросу, надо признать, что есть действительно сложные задачи, к решению которых мы еще только подступаемся или даже только планируем, если задача очень узкоспециализированная. Здесь можно привести несколько примеров…

«Расчеты на кластерах?», – иногда этот вопрос звучит нам «из зала», и пока ответ на него отрицательный. Мы не делаем этого сейчас, но планируем этим заняться, когда появится «твёрдый» промышленный заказчик, который будет готов заплатить за подобную доработку, причём не обязательно сразу деньгами, т. к. возможно в первую очередь нам будет интересен и необходим сам доступ к подобным вычислительным ресурсам.

Поскольку в последнее время часто приходится общаться с представителями предприятий ОПК, то, как одна из задач, возникает проблема расчёта разрушения материалов. Как шутят в этой связи наши разработчики: «Наше ПО создано для того, чтобы создавать конструкции, которые не будут разрушаться!». Но, тем не менее, расчёт конструкций, которые при эксплуатации должны разрушиться сами или разрушить собой что-то другое, тоже необходим. Как правило, это глубоко нелинейные и быстротекущие процессы, для которых надо писать специальные решатели и модели материалов, что у нас запланировано в близкой перспективе.

Продолжая тему нелинейных задач, можно добавить в копилку «тяжёлых» и проблемных расчёты вантовых конструкций и тканевых полотен. Частично мы эти задачи решаем и сейчас, но есть куда и развивать данное направление.

Говоря о теме «сложной», но очень нужной функциональности, нельзя забыть проблему некорректных входных данных, в частности, геометрических. Не секрет, что те модели, которые рисует конструктор (для целей визуализации, дизайна, компоновки и т.п.), могут существенно отличаться от моделей, используемых для дальнейшего расчётного анализа, который не пройдет мимо этапа построения КЭ-сеток. Для этого процесса серьёзные трудности представляют модели, имеющие проблемы топологической связности элементов, дефекты самопересечений рёбер и граней, очень малые по размеру структурные элементы и т. д. Модели могут визуально выглядеть красиво, но при этом представлять огромные проблемы для анализа. Особенно это касается моделей, нарисованных в сторонних редакторах третьих компаний и затем импортированных к нам для расчёта. Мы бы хотели, чтобы «лечение» проблем в этих моделях выполнялось на стороне наших партнёров – разработчиков геометрического ядра C3D, которым мы пользуемся. Самим нам проводить такой топологический анализ и коррекцию затратно и неэффективно, так как мы не имеем доступ к математической основе объектов, а только пользуемся их интерфейсами. Получается, в этой проблеме мы знаем, что нас не устраивает и чего мы хотим, но нам нужен не совет, а помощь в решении со стороны тех, кто этим занимается профессионально, чтобы быстрее прийти к нужной цели.

Ну, и в завершении, про «советы». Мне кажется, сейчас нужная информация может располагаться в очень разных местах, поэтому выделить что-то одно было бы неправильно. Когда мы ведём разработку чего-то нового (для нашей программы), то «прицел поиска» постоянно перемещается: анализ продуктов и хелпов конкурентов, анализ статей и литературы (причём не только виртуальный), запросы по знакомым профессорам в вузах или прямые запросы на предприятия, у которых есть какая-то уникальная методика.

А еще, было бы классно сразу найти не «совет», а человека, который знает, «как решить», и может это сделать в нашей команде. В этой связи мы активно ищем специалистов в свою компанию и открыты для диалога. В общем, здесь любые методы хороши, лишь бы они дали положительный результат.

#rec735671950 .t-text { font-size: 18px; }

// Неразрывный пробел после предлогов.
(function () {
let str = ‘в|а|и|к|из|от|по|на|с|под|над|у|для|что|как|чем|не|но|же|их|это|о|мы|он|она|я|ты|или|для|все|всё|всю|по|до|об|где|так|чем|уже|со|за|при|ее|его’;
let re1 = new RegExp(‘[\s](‘ + str + ‘)[\s]’, ‘ig’);
// let re2 = new RegExp(‘([\s|\ ]’ + str + ‘)[\s]’, ‘ig’);
$(«.t-text, .t-descr, .t-title, .t-title *, p, .t-text-impact, .t-name, .tn-atom»).each(function(i, item){
$(item).html($(item).html().replace(re1, ‘ $1’ + String.fromCharCode(160)));
$(item).html($(item).html().replace(/#8209;/ig, String.fromCharCode(8209))); // Неразрывный дефис.
});
})();

/* Размер текста в мобильной версии (блок картинка и текст сбоку) */
@media screen and (max-width: 1200px) {
.t-text_md {
font-size: 18px;
}
}

Поделиться в социальных сетях

#rec735650411 .t795__title { font-family: ‘GraphikTT’; } @media screen and (min-width: 900px) { #rec735650411 .t795__title { font-size: 32px; } }

Читайте также

#rec735650413 .t015__uptitle { text-transform: uppercase; } #rec735650413 .t015__title { font-family: ‘GraphikTT’; } @media screen and (min-width: 900px) { #rec735650413 .t015__title { font-size: 32px; } }

t_onReady(function () {
var rec = document.getElementById(‘rec735650414’);
if (rec) {
t_onFuncLoad(‘t404_unifyHeights’, function () {
t404_unifyHeights(‘735650414’);
window.addEventListener(
‘resize’,
t_throttle(function () {
t404_unifyHeights(‘735650414’);
}, 200)
);
});
if (typeof jQuery !== ‘undefined’) {
$(‘.t404’).on(‘displayChanged’, function () {
t404_unifyHeights(‘735650414’);
});
} else if (rec.querySelector(‘.t404’)) {
rec.querySelector(‘.t404’).addEventListener(‘displayChanged’, function () {
t_onFuncLoad(‘t404_unifyHeights’, function () {
t404_unifyHeights(‘735650414’);
});
});
}
window.onload = function () {
t404_unifyHeights(‘735650414’);
};
}
});t_onReady(function () {
t_onFuncLoad(‘t404_showMore’, function () {
t404_showMore(‘735650414’);
});
}); #rec735650414 .t404__uptitle { font-weight: 400; font-family: ‘GraphikTT’; text-transform: uppercase; } #rec735650414 .t404__title { font-family: ‘GraphikTT’; } #rec735650414 .t404__descr { font-family: ‘GraphikTT’; } #rec735650414 .t404__tag { font-weight: 400; font-family: ‘GraphikTT’; text-transform: uppercase; } #rec735650414 .t404__date { font-weight: 400; font-family: ‘GraphikTT’; text-transform: uppercase; }

Подпишитесь на наши новости

#rec735650415 .t015__uptitle { text-transform: uppercase; } #rec735650415 .t015__title { font-family: ‘GraphikTT’; } @media screen and (min-width: 900px) { #rec735650415 .t015__title { font-size: 32px; } }

Данные успешно отправлены. Спасибо!
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности.

#rec735650416 input::-webkit-input-placeholder {color:#000000; opacity: 0.5;}
#rec735650416 input::-moz-placeholder {color:#000000; opacity: 0.5;}
#rec735650416 input:-moz-placeholder {color:#000000; opacity: 0.5;}
#rec735650416 input:-ms-input-placeholder {color:#000000; opacity: 0.5;}

#rec644602054 .t981__link { text-transform: uppercase; } #rec644602054 .t981__logo { text-transform: uppercase; } #rec644602054 .t981__menu-link { font-family: ‘GraphikTT’; } #rec644602054 .t981__secondary-menu { font-family: ‘GraphikTT’; }

t_onReady(function () {
var hash = window.location.hash;
t_onFuncLoad(‘t270_scroll’, function () {
t270_scroll(hash, -3);
});
setTimeout(function() {
var curPath = window.location.pathname;
var curFullPath = window.location.origin + curPath;
var recs = document.querySelectorAll(‘.r’);
Array.prototype.forEach.call(recs, function(rec) {
var selects =
‘a[href^=»#»]
:not([href=»#»])
:not(.carousel-control)
:not(.t-carousel__control)
:not([href^=»#price»])
:not([href^=»#submenu»])
:not([href^=»#popup»])
:not([href*=»#zeropopup»])
:not([href*=»#closepopup»])
:not([href*=»#closeallpopup»])
:not([href^=»#prodpopup»])
:not([href^=»#order»])
:not([href^=»#!»])
:not([target=»_blank»]),’ +
‘a[href^=»‘ + curPath + ‘#»]
:not([href*=»#!/tfeeds/»])
:not([href*=»#!/tproduct/»])
:not([href*=»#!/tab/»])
:not([href*=»#popup»])
:not([href*=»#zeropopup»])
:not([href*=»#closepopup»])
:not([href*=»#closeallpopup»])
:not([target=»_blank»]),’ +
‘a[href^=»‘ + curFullPath + ‘#»]
:not([href*=»#!/tfeeds/»])
:not([href*=»#!/tproduct/»])
:not([href*=»#!/tab/»])
:not([href*=»#popup»])
:not([href*=»#zeropopup»])
:not([href*=»#closepopup»])
:not([href*=»#closeallpopup»])
:not([target=»_blank»])’;
var elements = rec.querySelectorAll(selects);
Array.prototype.forEach.call(elements, function(element) {
element.addEventListener(‘click’, function (event) {
event.preventDefault();
var hash = this.hash.trim();
t_onFuncLoad(‘t270_scroll’, function () {
t270_scroll(hash, -3);
});
});
});
});
if (document.querySelectorAll(‘.js-store’).length > 0 || document.querySelectorAll(‘.js-feed’).length > 0) {
t_onFuncLoad(‘t270_scroll’, function () {
t270_scroll(hash, -3, 1);
});
}
}, 500);
setTimeout(function() {
var hash = window.location.hash;
if (hash && document.querySelectorAll(‘a[name=»‘ + hash.slice(1) + ‘»]’).length > 0) {
if (window.isMobile) {
t_onFuncLoad(‘t270_scroll’, function () {
t270_scroll(hash, 0);
});
} else {
t_onFuncLoad(‘t270_scroll’, function () {
t270_scroll(hash, 0);
});
}
}
}, 1000);
window.addEventListener(‘popstate’, function() {
var hash = window.location.hash;
if (hash && document.querySelectorAll(‘a[name=»‘ + hash.slice(1) + ‘»]’).length > 0) {
if (window.isMobile) {
t_onFuncLoad(‘t270_scroll’, function () {
t270_scroll(hash, 0);
});
} else {
t_onFuncLoad(‘t270_scroll’, function () {
t270_scroll(hash, 0);
});
}
}
});
});